<< назад                  содержание                 вперед  >>

 

 

Сентиментальное путешествие в 15-летнее прошлое

 

...Весной 1989 года, в самый разгар перестройки, Дэвид Гилмор и Ник Мэйсон неожиданно нагрянули на космодром Байконур. В газете "Известия" был помещен большой снимок двух легендарных личностей рока. Это было первым непосредственным знакомством Pink Floyd с советской публикой, которая по-прежнему относилась к ним, как к кумирам. В июне того же года в московском спорткомплексе "Олимпийский" состоялись концерты обновленной группы. На этот раз Рик Райт был снова с ними, что несколько успокоило советских фаное, раздосадованных отсуствием Уотерса.

 

В течение почти трех часов мы были свидетелями большого путешествия PF в собственное прошлое. В действии был весь их аудио-виэуально-компьютерный арсенал. Общий вес аппаратуры приближался к 200 тоннам (стоимость всей "кухни" - около 4 млн. долларов), обслуга - более ста человек. Средняя стоимость билета на концерт на Западе -  40 долларов, у нас - от 8 до 12 рублей, и в первые дни билеты еще можно было свободно купить в кассе. Перевозится вся эта техника на двенадцати трейлерах плюс тринадцатый - автономный энергогенератор с надписью на борту "Энергия для рок-н-ролла"

 

Назначение доброй половины агрегатов, расположенных пряно посреди зала на помосте площадью почти 30 кв. м, лично мне было непонятно. За нагромождением различных механизмов даже не cpasv разглядывалась ударная установка Ника Мэйсона и батарея клавишных Рикэ Райта. Как выяснилось позже, сами они справиться с этим просто не е состоянии, и у каждого свой ассистент. Партнер Мэйсона был полностью скрыт от глаз тремя рядами баррикад ударных и лишь метался между ними, как чертик, весь концерт. С клавишными Райт не успевал справляться даже со своим напарником, поэтому время от времени он подзывал из-за сцены паренька, таскавшего кока-колу, и показывал ему, какие клавиши нажимать и как долга держать, чтобы звучало...

 

Седовласому и сильно погрузневшему Гилмору явно по душе роль полновластного лидера группы. Он - ее визуальный центр. Ему помогают двое гитаристов, один из которых еще и играет на саксофоне, и в их обязанности входит также без конца менять Дэвиду гитары. Добавьте сюда басиста и трех красоток на подпевках - итого одиннадцать человек на сцене, не считая кока-кольщика. Имена вспомогательной группы даже не были объявлены, зато Гилмор продемонстрировал хорошую способность к языкам - слова "Большое спасибо!" он выговаривает безукоризненно.

 

Огромный круглый экран над сценой с первых же звуков зажил собственной жизнью: показывал кино, мультфильмы, пульсировал, загорался, отражал лазерные лучи и пучки прожекторов и стробоскопов, во время затмения превращался в тонкий солнечный ободок, взрывался и вертелся...

 

Концерт начался с посвящения Сиду Баррету "Shine On You Crazy Diamond". Публика, явно знавшая каждую ноту, завелась с пол-оборота. Все остальное время первого отделения было отдано под "Momentary Lapse Of Reason". Описывать шоу бессмысленно. Вся техника работала безукоризненно с четкостью до долей секунды. Смена кадров на экране идеально синхронизировалась с сильными долями бас-барабана Мэйсона, а видеоряд подчеркивал музыкальные акценты: плывущая лодка, погружение в водоросли, псы и волки в "The Dogs Of War", компьютерная графика с бесконечными циферблатами в "Time", сюрреалистические образы в "Welcome To The Machine". Это все уже было после перерыва, когда публике с первых же звуков дали попить, что настоящее шоу только начинается. Для начала, лишь PF заиграли "Dogs", из-за сцены вылетела легендарная надувная свинья и, грозно сверкая глазницами, принялась летать по залу. Клыкастое и злобное существо пристально ощупывало прожекторами глазниц зал. Тот притих, но ненадолго. Последовавшая затем "Welcome To The Machine" вызвала настоящую бурю. Следующим номером шел большой блок из "The Dark Side Of The Moon": "Time" и "Run To Me" с компьютерной дробью и разбегающимся по всему залу звуком. На экране - кровать с неподвижно лежащим человеком; неожиданно она начинает двигаться по каким-то коридорам и лабиринтам, затем ныезжает на взлетную полосу и отрывается от земли. В тот же момент в другом конце зала под самым потолком открывается люк, из которого появляется точно такая же кровать с манекеном; на полной скорости она проносится над всем залом и, врезаясь в сцену, взрывается! Это был веселый момент, один из многих в тот вечер.

 

Всеобщее возбуждение достигло апогея при первом риффе "Money". Изначально компактная композиция, в 1989 году она вытянулась минут на десять.  Длинные соло гитары и саксофона перемежались с постоянной сменой ритма и пульса к рок-н-роллу, блюзу, реггей, жестким, чисто флойдовским брейкам ударных. С этого момента шоу вступило в свою кульминационную фазу. Акустическая "Wish You Were Here"  и медитативная "Us And Them" лишь готовили кульминацию. С первых звуков "Another Brick In The Wall" начался апофеоз всего вечера... Под конец, уже на бис, свободная импровизация на тему "One Of These Days". Здесь заработало все сразу. Окутанные клубами дыма, Pink Floyd словно варились в инопланетной кухне. Неопределенного назначения железяки, висевшие над сценой, оказались мощными световыми установками, способными летать по всему залу. С потолка спустился огромный зеркальный шар, поначалу лишь отбрасывающий световые пучки, но под самый конец он стал медленно раскрываться и превратился в сияющий и горящий изнутри бутон. Дэвид Гилмор: "Спасибо, Москва! Это была прекрасная неделя, и мы надеемся, что снова встретимся. Большое спасибо!" (последние слова - по-русски).

 

Рассказывать осталось немного. Во второй половине 1989 года фирмой "Мелодии" был выпущен двойной альбом Pink Floyd "Delicate Sound Of Thunder" - впервые в этой загадочной стране. На следующий год те, кто не попал на московские концерты, смогли насладиться грандиозным спектаклем Роджера Уотерса "Стена", показанным по Центральному телевидению и поставленным вскоре после разрушения Берлинской стены. В шоу участвовало множество звезд, но коллег Уотерса по Pink Floyd среди них не Было. К сожалению, мы не имели возможности посмотреть выступление Pink Floyd на традиционном осеннем фестивале в Небворте, 16-м по счету. Как и в 1975-м, в 1990-м они завершили программу, вызвав у значительной части публики ностальгию. Как ни крути, а сегодня это уже история. Мало кто всерьез думает, что "Pink Floyd" или Роджер Уотерс преподнесут нам в будущем большие сюрпризы. Конечно, они - вместе или, порознь - будут продолжать работать и создавать новую музыку, но вряд ли они будут меняться.

 

Впрочем, подавляющая часть их поклонников вовсе не желает, чтобы Pink Floyd менялись. Для нас они хороши уже самим фактом своего существования. За всю историю карьеры они, по крайней мере, не обманывали свою публику, Возможно, поэтому им удалось продержаться так долго.

 

 

<< назад                  содержание                 вперед  >>